Первое знакомство с баяном заболоцкий скачать

Антон Павлович Чехов - Том 6. Рассказы - скачать FB2 EPUB

Рассказы годов. Скачать бесплатно книгу в формате fb2 epub html mobi pdf txt. Первое знакомство с городом · Гоголь и Райка · Жатва · Бык. Самым бесценным для меня откликом на первое издание этой книги явился экземпляр, Я горжусь знакомством с такими замечательными людьми, как Зорий Балаян, в армии ребята по нескольку раз подряд бегали смотреть этот фильм и уже тогда, Н. Заболоцкий Пословица На хуя козе баян. Стихотворения и поэмы Н. Заболоцкого, Л. Мартынова, Н. Рубцова, Е. Евтушенко, Б. Чичибина. Итоги. Пути . Знакомство с мифами о Геракле. Миф «Золотые яблоки Гесперид». 1 .. Контрольная работа за первое полугодие. 1 Образ певца – поэта Баяна. 1 Скачать материал.

И вот… действительно… Ты чему, Федин, радуешься? Да я все равно ни в какие предсказания не верю, хотя однажды со мной была замечательная история. Вдруг в кабинет ко мне входит Туся: И смотрит на меня фиалковыми глазами, полными глубокой материнской тоски. А я знаю — у нас ни копейки в доме: А она улыбается, достает кошелечек, из того кошелечка — десятирублевик золотой, дает мне его на ладошку.

Я смотрю — он сияет неестественным блеском, начищен как пуговица, Зажимаю его в кулаке, в карман ставлю бутылку с рваной соской, отправляюсь менять монету в банк, на Большой проспект. А в ту пору у нас на пустыре за Ждановкой раскинулся табор цыганский. Сидят кузнецы — цыганы бородатые, бородищи черные, курчавые как курпей. И ребятишки возле них возятся — маленькие, заморенные, глазищи в пол-лица.

И неслыханной гипнотической силы. Если такой ребятенок посмотрит на тебя пристально — в кишках холод. А если вот такого взять и помыть с мылом — он помирает, он не вытерпливает чистоты… Смотрю — за мной увязалась старая страшная цыганка — патлы распущены, клыки торчат: И чувствую, неестественная сила побуждает… вынул кулак, разжал… Пауза опытного рассказчика, И плаксивым голосом.

Я с тех пор не видал ни одного золотого! А старуха быстро так бормочет: А звать тебя Алексеем! Ну что, Федин Костя! Оглядывает одного за другим сидящих за столом хохочущих гостей, спрашивает. Хорошо я его осадил? Улыбается и вдруг исторгает смех — хшаааааааааааааааа.

Сайт памяти А. Тимошенко.

Вы только смеяться можете, а в чем там дело в романе, небось не помнит никто! Нехлюдов — офицер молодой. Гостил в имении — у тетушек — две старушки-близнецы, невзрачные, ростом с мизинец. А он ее обрюхатил и отъехал. А потом она узнает, что Нехлюдову проезжать мимо их станции, где поезд всего три минуты стоит. Она прибегает, только его увидела в окошке за стеклом — и звонок. И вот Качалов читает: Когда я слышу это в Васином чтении, я каждый раз поражаюсь — какая сила и резкая художественная точность в этом произведении… Все-таки Лев Толстой — писатель ни с кем не сравнимый.

Но характер был у него — жуткий. Только одна Софья Андреевна могла сладить с ним — у нее характер был покрепче, чем у него… Сейчас мы получим великое наслаждение, потому что Качалов читает изумительно! Это — грандиозное искусство! Я думал другой отрывок прочесть… где они в горелки играют… Но ты уже объявил… Прочту для тебя, как дань огромному таланту твоему!

Громадному человеку — Алексею Толстому. Да ты не хвали меня, а читай. Умоляем тебя, а ты тянешь. Мы уже заранее в слезах. Приготовились тебя слушать, а ты тянешь? Качалов снимает пенсне, переплетает пальцы, становится очень серьезным и, словно припоминая что-то, начинает голосом, от которого дрожат и долго и долго будут дрожать сердца.

И вспоминала ту ужасную темную ночь, когда Нехлюдов проезжал из армии и не заехал к тетушкам. Тетушки ждали Нехлюдова, просили его заехать, но он телеграфировал, что не может, потому что должен быть в Петербурге к сроку.

Когда Катюша узнала это, она решила пойти яа станцию, чтобы увидать. Поезд проходил ночью, в два часа. Катюша уложила слать барышень и, подговорив с собою девчонку, кухаркину дочку Машку, надела старые ботинки, накрылась платком и побежала на станцию. Была темная осенняя, дождливая и ветреная ночь. Дождь то начинал хлестать теплыми крупными каплями, то переставал.

Девочка испугалась и обняла ее за мокрое платье: Она решила, что сделает. Но тут… До сих пор слышу, как Качалов, словно прислушивался, когда говорил.

Но тут… ребенок… который был в ней, его — Нехлюдова — ребенок… вдруг вздрогнул, стукнулся и плавно потянулся и опять стал толкаться чем-то тонким, нежным и острым. И вдруг все то, что за минуту так мучило ее, что казалось, нельзя было жить, вся злоба на него и желание отомстить ему хоть своей смертью — все это вдруг отдалилось. Она успокоилась, закуталась платком и поспешно пошла домой. Вот видишь, Алеша, надо было с другого начать.

А то все загрустили… Толстой. Ну и правильно сделали, что загрустили. От большого искусства может сделаться грустно. Я считаю, что это совершенно гениально! А ты, Василий… Ты абсолютно несчастный человек.

Потому что ты никогда не бывал на спектаклях Качалова. Ты же великий актер, ты — целый театр. И ты — единственный, кто этого не знает. Мне жаль тебя… Костя, скажи ему, что мы присутствуем при огромном и неповторимом явлении искусства. И что Вася — великий человек. Вовсе это не. Это ты — большой, всем нужный, талантливый, любимый всеми нами Алексей Толстой. Постой, ты не понимаешь, что ты открыл людям новые стороны Льва Толстого.

И в середине третьей страницы первая точка. Место, которое доказывает, что Лев Толстой ненавидел знаки препинания, они разрывали его мысль. Мне один актер из Саратова сказывал, что это место нельзя прочесть вслух, потому что некогда заглотать слюни, а нужно без передышки палить, как из духового ружья.

Один такой будто вышел на сцену читать это место, поперхнулся и помер в жутких мучениях… Качалов. То есть как помер? Загудел… Твое здоровье, Вася, немыслимый ты человек.

Пойми ты, наконец, что ты — бесконечный талант. И мы тебя обожаем чудовищно. А просто это начало потому сложно, что оно не описание человека, или природы, или события, а мысль, философия самого Льва Николаевича: И в то же время, произнося эти слова, не живописать, а вникать в обличительный смысл.

И помнить, что это — Толстой Лев Николаевич видит их так, а вовсе не я так вижу… Толстой. Нет, ты продолжай читать! В ту же секунду! Нельзя прерывать художественное наслаждение посредине.

Ты не имеешь права… Качалов. Нет, Алеша, голубчик, ехать пора. Утром репетиция в Москве. Вечером — трудный спектакль. Ты знаешь Всеволода Иванова? Он замечательную написал пьесу: Я в этом спектакле играю партизанского вожака Никиту Вершинина — бородатого сибиряка такого… Очень сложная роль.

Там белые убивают большевика. И когда его тело доставляют на железнодорожной платформе, я должен речь сказать: Пьеса интереснейшая, будешь в Москве — приходи… А сейчас мне пора. Да ты что, Василий… Шутишь? Мы же не можем без тебя жить. Без тебя мы — как маленькие с завязанными пупками. Мы все помрем, и ты будешь губитель младенцев.

Не убивай младенцев, Василий! Поживи у нас несколько дней. Хочешь, на охоту поедем? Я не пойму, о чем это ты говоришь. Погоди, Все издательства возглавляет Артемий Халатов, Я достану у него справку, что ты охрип. При чем тут Халатов?

Я же и хриплый остаюсь артистом Художественного театра. Тогда для смеха пошлем телеграмму, что помер. Они получают, падают в жутких корчах. А ты другой день: Сперва они всполошатся, а потом лучше оценят. Знаешь, как с будут тебя целовать?. Ну ты сам посуди. Времени уже просто в обрез, Мы сейчас у тебя в Детском Селе. Отсюда надо добраться до вокзала. А с вокзала на вокзал в Ленинграде, А там с вокзала переехать на другой вокзал.

А там сесть в поезд и приехать опять на вокзал. А уж оттуда — в театр, в проезд Художественного театра — в бывший Камергерский. А коли вовремя не явиться — пойдут переборки, распекания, взбутетениванья и всякие должностные похлебки — все то, чем угощает начальник своих подчиненных.

Помнишь, как это у Гоголя сказано? Господи ты боже мой! Что это за удивительный и прекрасный русский язык, если украинский парнишка из Миргорода с длинным носом и с хохолком на башке может одним поворотом гусиного пера пустить в мир окрыленное слово: Слово, какого не придумать никому в мире. Давай, Васенька, взбутетеним гостей. Ничего не едят, не пьют, на тебя смотрят, гордятся. Взгляни им в. В них восторг, безумная страсть, поклонение божеству и жадность людей, голодающих по твоему замечательному искусству.

Мечтаю остаться с вами, Алеша, но ты понимаешь… Толстой. Неужели ты никогда не опаздывал? А если и пропускал спектакли, то это уж по болезни… Голубушка Наталья Васильевна… На прощание — за ваше здоровье.

Энциклопедия Хулиганствующего Ортодокса (fb2)

И в вашем лице… напевает. Любивших нас Хотя бы час… Простите, друзья! Не надо обращать на меня внимание. Я сам найду дорогу. А я исчезну, не прощаясь, по-английски. Толстой выходит за ним в переднюю. У-у, сколько тут шуб понавешано! Беличья… Медвежья… А моей нету. Мои юные друзья — уже несут шубу.

Да это не его шуба, черти, а Щеголева Пал Елисеича. В нее можно завернуть духовой оркестр с барабаном. Что вы уставились на него, дьяволы!. Какие у тебя милые дьяволы. Это что ж — все твои дети, Алеша? Я не знаю, о ком ты говоришь? Тут семнадцать человек гостей и среди них — Вячеслав Шишков с огромной рыжей бородищей.

Не надо тебе ехать, Василий. Хочешь, ты оставайся, а я поеду играть за. Я однажды играл Желтухина в собственной пьесе. Вышел на сцену, увидел черную яму зала и оркестровую яму, меня стало заносить юзом куда-то вбок, я повернулся к залу не тем фасадом — гляжу: И тут я все позабыл, все слова. Тем более — не уговаривай. В последний раз я умоляю тебя вернуться к столу. Но если ты решил ехать — не продлевай мучений. И кроме того, ты опоздаешь.

Ну, кажись, я готов, вот мой кафтанишко. Новый кнут — под мышкой. Помнишь, мы с тобой в гимназии учили это стихотворение! И никогда я не мог понять — при чем тут этот новый кнут? И вообще ты много старше меня… Качалов. Ну, Алеша… звук поцелуев. Мой прекрасный поцелуйталантливый поцелуйумный Алеша Толстой! Спасибо тебе, милый, что ты приехал. Оставайся… Что вы тут встали, мальчишки! Он же не пойдет на вокзал пешком.

Извозчик у водокачки стоит. Пригоните пролетку к подъезду. Только смотрите, чтобы он не упал с козел. Он — страшный пьяница! И ты тоже беги! Ну, Василий… Знаешь, до чего ты довел нас? Мы решили, как только ты отъедешь — подведем под этот дом бочку с порохом. И… со всеми гостями… фюить!

Они сами мечтают об этом, чтобы прекратить чудовищные мучения. Потому что жизнь без тебя не имеет никакого смысла. Я уезжаю, Алеша, с мыслями о том, какой ты великолепный, большой… Толстой. Осторожно, Васенька, там три ступеньки… Крюшон не опрокинь между дверями!

Сколько, ты сказал, ступенек? Да ты уже на земле! Толстой вышел на крыльцо, машет извозчику. Куда ты кобылищу свою мордой в парк повернул. Не в парк ехать гулять — на вокзал. У него из башки дым идет! Федор, помоги ему развернуться. Возьми под уздцы… Да не кусается! Не туда заворачиваешь — там проволока колючая на заборе. Кобылище губы разорвешь… Будь здоров, Василий.

Если он тебя вывернет и ты еще будешь живой — возвращайся к. Мы тебя спрячем… Качалов. Скажи-ка мне, Ваня, ты по какой улице повезешь? Ты поговори с кобылой — не с.

Программа по специальности аккордеон-баян 5 лет обучения

Он — не в. А почем возьмешь до вокзала? Так что же ты сердишься. Я же не. Но ты пойми, я бы мог сам… Иди в дом, Алеша. Ты неодетый, простудишься — осень холодная. Не нужно столько внимания. Я уеду один… Толстой. Ты хоть разик взгляни на. Ты небось уедешь, о нас думать не станешь. А мы тут будем сидеть, воображать. Если опоздаешь к московскому поезду — возвращайся!

Качалов садится в пролетку. Слышно, как лошадь перебирает ногами. Сперва медленным, потом все более скорым становится цокот копыт. И тише пропадающий вдали голос Качалова: Но… Бумага способна закрепить текст. Что касается обеда, о котором рассказ, то тут соединились впечатления от многих встреч с Алексеем Николаевичем Толстым и от единственной, с Василием Ивановичем Качаловым потом-то, когда я уже исполнял этот рассказ публично, я не раз видел В.

Но в ту, раннюю пору недостаточность впечатлений восполняла память о спектаклях с Качаловым, которые я видел по два и даже и по три раза. Алексея Николаевича Толстого я знал в продолжение двадцати лет, в различные периоды его жизни и в самых различных обстоятельствах — в Ленинграде, в Детском Селе, в Москве, на подмосковной даче в Барвихе, в Ярославле, в Ташкенте. В гостях у общих друзей. И у него дома. Да разве я один?

Все, кто его знавал, приходили от него в изумление. Что ж говорить обо мне! Увлекала беседа, полная шуток, баловства, а то вдруг важная, серьезная речь — неторопливая, обдуманная здесь же, в вашем присутствии, и выраженная точным, отобранным словом. Вскоре в кругу друзей, а потом и перед широким кругом знакомых я начал воспроизводить с преувеличением характер его речи, суждения, шутки, и говоренное им, и не говоренное им никогда, но в его духе.

А потом мог в его образе, его голосом, в его манере импровизировать с ходу, без затруднений, потому что в эти минуты я больше был им и гораздо меньше. Между тем на эти рассказывания почти одинаково реагировали те, кто Толстого знал, и те, кто никогда не встречал. Я понимал, что это — не имитация.

Но пародия должна вызывать эффект комический. Это потом уже смеялись, когда опять шли шутливые эпизоды. Точно сказать, в каком году был прием в честь Качалова, не могу. Думаю, что в или в году. Но знаю, что в рассказе много анахронизмов. Я не устраняю их: И тут складываются впечатления разновременные. Тем более что возник рассказ не сразу, а через несколько лет. В году, когда я был еще ленинградцем, я почти ежедневно бывал у замечательного литературоведа, моего учителя Бориса Михайловича Эйхенбаума, помогал ему составлять комментарии к сочинениям Лермонтова.

Он жил тогда на канале Грибоедова, 9, где обитали в то время чуть ли не все известные ленинградские литераторы. Я стал показывать, как Качалов читает, и упомянул про обед у Толстого. Шварц потребовал, чтобы я показал все по порядку и в лицах. Он часто заставлял меня вводить в оборот новые, еще не опробованные сюжеты. Я вышел и голосом Толстого позвал: И рассказал все без запинки — примерно то, что вы уже знаете. Закончил цокотом лошадиных подков, изобразив это цоканье языком.

С детства я цокал, изображая бег лошади, но не знал, к чему применить эти звуки. Когда я умолк, Шварц с хохотом стал при мне разбирать и пересказывать эту историю. С тех пор я исполнял эту историю постоянно. В войсках Калининского фронта. В партизанском отряде на смоленской земле. Как и в других моих устных рассказах, текст каждый раз изменялся, применительно к аудитории, к ее представлениям.

Периодичность занятий - каждый день. Количество занятий в неделю - от двух до четырех часов. Объем самостоятельной работы определяется с учетом минимальных затрат на подготовку домашнего задания параллельно с освоением детьми программы основного общего образованияа также с учетом сложившихся педагогических традиций в учебном заведении и методической целесообразности.

Ученик должен быть физически здоров. Занятия при повышенной температуре опасны для здоровья и нецелесообразны, так как результат занятий всегда будет отрицательным. Индивидуальная домашняя работа может проходить в несколько приемов и должна строиться в соответствии с рекомендациями преподавателя по специальности. Ученик должен уйти с урока с ясным представлением, над чем ему работать дома. Задачи должны быть кратко и ясно сформулированы в дневнике.

Возможные виды домашнего задания: Исполнение музыкальных произведений на баяне-аккордеоне обладает своей спецификой. Тот учащийся, который привык постоянно смотреть на правую клавиатуру в процессе разбора или проигрывания произведения, развивает лишь зрительное представление о клавиатуре, а не ощущение ее, и он не сможет прочитать простейшего музыкального произведения в едином темпе без остановок. Особенно необходимо твердое знание и уверенное ощущение левой клавиатуры баяна или аккордеона, так как левая рука исполнителя исполняет две функции: Важную роль в развитии музыкального мышления учащегося, исполнительских навыков, умение быстро анализировать форму музыкальных произведений играет умение читать по нотам.

Разумеется, заниматься этим можно лишь после того, как будет пройден начальный этап обучения: Научиться хорошо читать ноты может каждый учащийся, если он будет заниматься этим вдумчиво и систематически.

Таким образом, чтение нот с листа развивает и музыкальность, и музыкальное мышление. Но для успешного чтения с листа недостаточно только хорошо представлять правую и левую клавиатуры инструмента. Не менее важно развитие музыкально-слуховых представлений. Внутренний слух, то есть умение не только пропеть, но и мысленно воспроизвести мелодическую последовательность или гармоническое сочетание, является необходимым условием самоконтроля.

Кроме того, следует обратить внимание на метро-ритмическое развитие учащегося, воспитание чувства лада и формы. Эта теоретическая и практическая подготовка будет способствовать осмысленному и грамотному чтению с листа. Работа над чтением с листа производится следующим образом: Далее учащийся проигрывает произведение в медленном темпе, не соблюдая нюансов.